На главную страницу 
cделать стартовой   в избранное  



Культурно-просветительская газета татарской общины Республики Мордовия

Мордовия - Информационный портал Республики Мордовия - Морис.ру

Мелькужо Эрзянь Мастор - Форум Страна эрзян, эрзянский форум

Голос Эрзи


Сон ульнесь эрзя

Т.В. Васильев: гордость и боль наша

15 сентября 2014 состоялся творческий вечер, посвященный памяти выпускника юридического факультета Московского университета имени М.В.Ломоносова, первого председателя Мордовского окружного суда Тимофея Васильевича Васильева.

Т.В. Васильев — первый юрист-международник, по праву считается основоположником судебной системы Республики Мордовии.

Начало пути. Васильев Т.В. родился в сибирском селе Тавлы, ныне Зырянский район Томской области, 19 февраля 1897 году в эрзянской многодетной семье. Его прадед Иван Васильев был родом из эрзянского села Подлесная Тавла, (ныне Кочкуровский район Мордовии). После отмены крепостного права в 1861 г. односельчане Васильевы и Петровы, в поисках лучшей доли на подводах в 1863 г. прибыли в Сибирь. Здесь, в 130 км. от г. Томска, в память о малой родине, переселенцы основали эрзянское село Тавлы. Об этом автору статьи поведали дочь Васильева Т.В. – писательница Кузнецова Э.Т., его внучка – ст. научный сотрудник РАН Головина Л.А., историк, профессор Петров В.М. – правнук Еремея Петрова – одного из основателей села Тавлы в Сибири.

Примечательный факт – у прадедов из Подлесной Тавлы Ивана Васильева и Еремея Петрова в сибирском селе родились правнуки, которые в 20- летнем возрасте стали самыми молодыми народными судьями в РСФСР: Васильев Тимофей Васильевич в г. Омске (1917-1918), а Петров Михаил Ильич в г. Томске (1938-1940).

В Тимофее с детства проявлялась тяга к знаниям. Первым его учителем был эрзянин Ефим Сивилькаев. Впоследствии Васильев писал, что наставник, несмотря на жестокое обращение с учениками, был несравненно лучшим учителем, чем всякий другой, не понимающий эрзянского языка.

Работать Тимофей начал в 12-летнем возрасте на шахте. Тяжелый труд длился с 6.00 до 18.00. Тем не менее, подросток находил время заниматься грамотой у старого забойщика Клима Балды. Когда не было мела, Васильев писал вилами на снегу, палкой на земле, углем на заборе... Смышленого паренька взял письмоводителем колыонский мировой судья. Первая встреча произвела на Тимофея неизгладимое впечатление.

Год работы в конторе мирового судьи оказался решающей вехой в его жизни. При установлении советской власти в Омске Васильев стал первым советским народным судьей. Организовывал революционный трибунал в Омске и в городе Таре. Его избирали председателем губернского совета народных судей. Когда Омск в 1918 году заняли колчаковцы, Васильев ушел в партизанский отряд, стал начальником штаба. От преследования белогвардейцев скрывался в камере мирового судьи. В 1920—1923 годах Васильев работал в Енисейском губотделе юстиции. Затем командовал батальоном в главной военно-политической школе Дальневосточной республики.

В 1924 году Тимофей поступил на хозяйственно-правовое отделение факультета советского права Московского госуниверситета. Преподавателем уголовного права был Андрей Вышинский, впоследствии ставший прокурором СССР. Настаивая на профессиональной порядочности, профессор часто повторял студентам, что юрист должен быть чище снега альпийских вершин. Однако, заняв высокую должность, Вышинский предал забвению это кредо. Вместо того чтобы направить усилия органов прокуратуры на обеспечение законности, он, по существу, возглавил эскалацию насилия, произвола и беззакония. В жернова репрессий попал и его выпускник Васильев, которому профессор когда-то собственноручно вручил диплом об окончании вуза.

Во время учебы Тимофей активно участвовал в студенческих кружках. Редактировал газету «Якстере теште» («Красная звезда»), которая была органом мордовской секции ЦК РКП (б). Там встретился с Елизаветой Павловной Рябовой, уроженкой Мордовии - своей будущей женой. Примечательно, что её отец работал волостным писарем у племянника поэта А.С. Пушкина в с. Большое Болдино Нижегородской губернии.

Марьина Роща. Будучи инструктором отдела национальностей ВЦИК, Васильев участвовал в работе Мордовского клуба в Марьиной Роще в Москве. Здесь действовали кружки по ликвидации неграмотности, хор, театр, ставивший оригинальные пьесы, проводили вечера дружбы с чувашами, татарами, украинцами, евреями, устраивали литературные вечера, которые посещали С.А. Есенин, М. Горький, А.В. Луначарский, Л.А. Русланова (Лейкина), В.Э. Мейерхольд, включивший в свой нашумевший спектакль «Лес» мордовские народные песни.

Заведовать художественно-просветительным учреждением в Марьиной Роще было поручено эрзянину ученому А.П. Рябову, брату жены Васильева Т.В.

Т. Васильев вместе Ф. Чесноковым написал и поставили в клубе пьесу «А мон кедензэ палсинь» («А я его руки целовал»), которая успешно шла в Марьиной Роще.

Гостями клуба, пользовавшегося популярностью у москвичей, были писатели из Мордовии: А. Моро, А. Дуняшин, Н. Эркай, Я. Григошин, А. Лукьянов, С. Салдин, П. Глухов и другие. Выступая перед очередным представлением, Васильев подчеркивал, что эрзя и мокша оставили заметный след в истории страны. Один только род Мордвиновых дал государству и министров, и сенаторов, и послов, и адмиралов, и выдающихся деятелей науки и искусства.

Тимофей Васильев особо подчеркивал, что выдающимися деятелями становились не только представители феодальных родов, но и выходцы из крестьян. Например, Патриарх Всея Руси Никон, его оппонент протопоп Аввакум, первый ученый-энциклопедист и М.Е. Евсевьев, скульптор С.Д. Эрьзя, М. Горький, мать которого была эрзянкой; профессиональные живописцы И.К. Макаров, Ф.В. Сычков; профессор Харьковского университета М.Н. Петров, крупнейший историк, академик В.О. Ключевский, основоположник науки мерзлотоведения М.И.Сумгин.

Идея создания государственности в рамках РСФСР приобретает у Тимофея Васильева осознанный характер. При его личном участии были подготовлены проекты Мордовской автономии. Но у этой идеи были и противники.

Бюро Пензенского губкома 7 августа 1925 года осудило такое настроение ответственных мордовских работников, «полагая неправильным и идущим вразрез с линией партии». На заседании оргбюро ЦК РКП (б), где слушался вопрос о Мордовской автономии, присутствовал Иосиф Сталин. Он заявил, что при таком территориальном расселении этого народа «придется ограничиться выделением мордвинов в самостоятельные административные единицы (районы, уезды) в тех губерниях, где они живут компактной массой».

Тимофей пытался ускорить решение проблемы автономии непартийными методами. Это привело к тому, что пленум партколлегии Центральной контрольной комиссии 28 ноября 1925 года указал Васильеву на «партневыдержанность», «забегание вперед», а Пензенское ГПУ расценило «Мордовский вопрос» как «контрреволюционный». Продвигавших его партийных и советских активистов окружили осведомителями. В январе 1926 года Васильев получил назначение на должность помощника прокурора Башкирии. В 1927-м вернулся в столицу, работал в Московской губернской коллегии защитников. Но при этом он не забывал о своей главной идее — постоянно доказывал необходимость мордовской государственности. ЦК ВКП (б) оценил самоотверженный труд Васильева и его единомышленников. Сначала правовед получил должность уполномоченного по организации Мордовского окружного суда, а 6 августа 1928 года стал его первым председателем. Была организована двухуровневая система, включавшая народные и окружные суды. В 23 районах были избраны 44 народных служителя Фемиды. Мордовский окружной суд состоял из председателя, его заместителя и пяти членов.

19 октября 1928 года было вынесено решение: «Предложить народным судьям районов с преобладающим мордовским населением (Старошайговский, Кочкуровский, Зубово-Полянский, Рыбкинский, Ачадовский, Козловский, Атяшевский и Дубенский) при рассмотрении дел, в которых участвуют представители мордовского населения, производить судоговорение на мордовских языках».

5 декабря 1929 года Васильева вновь зачислили в орготдел ВЦИК. Он работает в Институте советского строительства и права. Публикует множество злободневных статей, в том числе в национальных изданиях. В 1931 году Центриздат выпустил ставшую итогом многолетних размышлений книгу «Мордовия» (переиздана в 2007г.), которая не потеряла актуальности до сегодняшних дней.

Великобритания. В 1931 году Тимофея Васильева назначили первым руководителем юридической службы Торгового представительства СССР в Великобритании. На этой работе нужно быть предельно взвешенным в своих суждениях. Для этого Васильев овладел в совершенстве английским языком.

На юридическую службу, возглавляемую Тимофеем Васильевичем, легла огромная ответственность по подготовке торгового соглашения.

16 февраля 1934 года торговое соглашение между СССР и Великобританией было подписано. В этом есть огромная заслуга юриста-международника Тимофея Васильева. В 1934 году Тимофея Васильевича заочно избрали членом ЦИК Мордовской АССР. А в 1935-м он приехал в Саранск.

НКВД. Жизнь Васильева и его семьи за рубежом только казалась благополучной. Он находился под неусыпным контролем НКВД. Об этом свидетельствовали донесения из Англии. Между тем наш герой достойно защищал интересы своей державы на судебных процессах. Подготовленное им торговое соглашение между Великобританией и СССР оставалось в силе вплоть до окончания Второй мировой войны. Юрист в течение 6 лет безупречно работал за границей. Тем временем из донесения сотрудника мордовского НКВД следовало другое: «Васильев Т. В., как один из руководителей антисоветского национального блока, вел активную подготовительную работу, направленную к свержению советской власти в Мордовии путем вооруженного восстания, был признанным руководителем мордовской фашистской националистической организации. Прошу санкционировать арест». Первый нарком НКВД Мордовии В. М. Ванд требовал от своих подчиненных весомых доказательств, но их не было.

Жернова. В 1936 году НКВД СССР возглавил Ежов, который издал оперативный приказ о массовых репрессиях. Вместо того, чтобы опротестовать эту чудовищную директиву, Генеральный прокурор СССР Вышинский поддержал этот приказ.

Тем временем НКВД СССР требует: «Срочно пришлите протоколы допроса арестованных, изобличающих Васильева Т. В. в участии в контрнационалистической организации. Без этих материалов мы не можем дать санкцию на арест и не имеем возможности ставить вопрос об отзыве его из-за границы»…

Только по делу «Мордовского блока правых троцкистов и националистов» арестовали 179 человек. В том числе 5 секретарей обкома партии, 27 руководителей ЦИК, СНК и обкома ВКП (б), 12 наркомов и их заместителей, 34 секретаря райкомов партии и 10 председателей райисполкомов. Репрессии коснулись прокурора республики П. И. Абмаева, председателя Верховного суда МАССР Д. С. Буртаева, зам. командующего Приволжским военным округом Кутякова И.С., ректора пединститута Д. И. Гребенцова, первого мордовского профессора А. П. Рябова и его брата-переводчика В. П. Рябова, других должностных лиц и общественных деятелей. Кампания по выявлению «врагов народа» коснулась и мордовских писателей: Ф.М.Чесноков, С. Ф. Атянин были расстреляны, Я. П. Григошин умер в тюрьме, И. А. Макушкин осужден на 15 лет тюремного заключения. Литератора В. И. Виарда арестовали только за то, что посмел прийти в НКВД справиться о судьбе товарища. После пыток его заставили выпить стакан собственной крови. Автор гениальной поэмы «Эрмезь» Я. Я. Кулдыркаев в общей сложности провел в лагерях 20 лет. Директора НИИ мордовской культуры П. В. Галаева расстреляли за пропаганду творчества скульптора Эрьзи, жившего за границей.

Позже чудом спасшийся очевидец рассказывал его жене Елизавете Павловне, как выбивались эти показания: «У Анатолия Рябова было разбито лицо, выбит глаз. Не выдержав пыток, он сошел с ума. На расстрел его вывел, обнимая, младший брат Владимир».

Арест. Судьба юриста-международника Васильева была предрешена. Его отозвали вместе с семьей из Англии. Арестовали в Москве 8 февраля 1938 года. Прощаясь, он сказал дочери на английском языке: «Я приеду вечером, произошло недоразумение, Ламзурь, жди меня». Васильева спецконвоем доставили в Саранск и в ужасных условиях содержали в одиночной камере 8 месяцев. Истязания не сломили твердую волю патриота. Он неизменно настаивал на своей невиновности. Даже под пытками отказывался признать, что является агентом иностранных разведок и связан с главарями вредительской организации (то есть с бывшими руководителями МАССР). Васильев полагал, что его близких ждет подобная участь. Чтобы уберечь жену, 6-летнюю дочь и 13-летнего сына, он был вынужден подписать заранее заготовленный протокол допроса…

23—24 мая 1938 года выездная военная коллегия приговорила 70 членов «вредительского блока» к расстрелу, остальных 25 — к длительным срокам лишения свободы.

НКВД СССР потребовал этапировать Васильева - «шпиона в пользу финской, английской и германской разведок» - для дополнительного расследования в Москву. Во время дальнейших допросов и на судебном заседании Васильев заявил, что его объяснения в Саранской тюрьме — это вымысел. Никакой он не шпион, а тот самый «признательный» протокол подписал вынужденно… К его словам не прислушались.

27 апреля 1939 года Военный трибунал Московского военного округа приговорил Васильева к расстрелу по статьям «Измена Родине» и «Контрреволюционная деятельность». Подсудимому на тот момент было 42 года. Приговор привели в исполнение 31 июля…

Возмездие. А почти через месяц Военный трибунал войск НКВД Московского округа вынес приговор в отношении 17 сотрудников НКВД МАССР, которые создавали провокационные дела, проводили массовые незаконные аресты, применяли противозаконные извращенные методы следствия... («Списали» свои «грехи» на другие - Ред.). Это не возмездие, а свалит свои злодеяния на подчиненных.

Письмо Сибиряка дошло до адресата, и возмездие свершилось: за незаконные методы ведения следствия из 17 сотрудников НКВД МАССР троих приговорили к расстрелу, 14 человек — к лишению свободы на длительные сроки. Эти лица реабилитации не подлежат…

22 августа 1956 года Военная коллегия Верховного Суда СССР отменила судебные решения в отношении Васильева по вновь открывшимся обстоятельствам и дело за отсутствием состава преступления прекратили. Выдающегося юриста реабилитировали посмертно. То же самое было сделано в отношении братьев Рябовых и остальных граждан, незаконно репрессированных по делу «Мордовского блока». Лишь в 1997 году, в годовщину 100-летия Тимофея Васильева, его дочь Элеонора Кузнецова получила письмо, в котором сообщалось, что отец кремирован в крематории Донского кладбища и захоронен в общей могиле №1. Дети и внуки смогли поклониться праху Васильева и установить табличку с датами жизни и смерти…

За свою короткую жизнь он прошел путь от неграмотного деревенского подростка до блестящего лондонского юриста. Но Тимофей Васильев никогда не забывал, что является эрзянином, он всегда ощущал связь со своими корнями. Старался поведать миру об истории, обычаях и самобытности своего народа. Как говорила его вдова Елизавета Павловна: «Здание Мордовии построено, а в нем и Тимофея кирпич есть!».

Мартышкин В.Н., заместитель председателя Верховного суда Республики Мордовия

Статья даётся в сокращении

*****

От редакции. Хоть один кто-нибудь наказан за злодеяния, прочитав о которых содрогается сердце?! Сцену, как шёл на расстрел сошедший с ума Анатолий Рябов, опираясь на плечи брата, лучше бы и не печатать. Кровь холодеет от чтения.



Чачома Чи марто!

ПУТЬ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

ТЫСЯЧНИКТЬ, КОСОТАДО!?

Поклон низкий, "ЭМ"!

А ГДЕ ЭРЗЯ НАРОД?

Э В Р И К А!

ТОЛЬКО РЕСПУБЛИКА!

А нам не платят за труды, и мы о том не сожалеем

Все хорошо, прекрасная маркиза!

ДЕНЬГИ ЗА БЕЗДЕЛЬЕ и не только

Кто прикрывается «овечьей шкурой»?

«Слоеный пирог» русского народа

Археолог: изучение могильников позволяет понять, откуда пришли финноязычные племена в устье Оки

«…любовь к отеческим гробам»

Из мордовской жизни… (Юмористическая пьеса из будущего)

Сон ульнесь эрзя

Чиньгай Ёндол – эрзянь цёра

Явдано седейризкс!



главная новости архив номеров ссылки гостевая книга